Касым Исаев
  Персональная страница Касыма Исаева

ОГЛАВЛЕНИЕ:
 
ЛИЦО КЫРГЫЗСКОЙ ВЛАСТИ СЕГОДНЯ ГЛАЗАМИ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ
   
(продолжение)

© 2006-2011, Касым Исаев

Presented by Bekasov.ru

 

 

 

КОРРУПЦИЯ

Официально признано, что Кыргызстан входит в число самых коррумпированных государств в мире. По последним данным, мы занимаем 15-е место по этому показателю среди более 160 стран. Причем, как регулярно отмечается в СМИ, несмотря на неоднократные заявления, прежде всего президента Бакиева, о решимости беспощадно бороться с коррупцией, за последние два года уровень коррупции у нас даже повысился, поскольку уже «берут» и воруют даже «ленивые», т.е. ныне заполонившие госструктуры некомпетентные и безответственные чиновники, ранее не допущенные к «кормушке».

Строго говоря, к коррупции надо относить не только взятки, но и любое незаконное присвоение государственных и общественных средств любыми методами. Когда главная мотивация государственного служащего – сиюминутное личное обогащение с использованием доставшегося поста, а не достижение поставленных профессиональных целей, ни о какой эффективной деятельности госвласти по управлению страной не может быть и речи. Какие бы налоги ни собирались, какие бы внешние ресурсы ни привлекались, при тотальной коррупции это все равно что подпитывать гниль и опухоль. Так что вполне логично, когда ученый, занимающийся экономическими проблемами суверенного Кыргызстана, Айылчы Сарыбаев в беседе с журналистом Алымом Токтомушевым (см. газету «Алас» от 14 и 28 сентября 2006г. №№ 31 и 33) о каких-либо сдвигах в экономике страны при нынешней власти толкует о другом – о коррупции как о непримиримом враге развития экономики. Он справедливо утверждает, что в Кыргызстане наличествует виртуально-коррупционная экономика, работающая в интересах предельно небольшой части общества. В связи с этим, в ближайший период в нашей стране надо жестко проводить целенаправленную борьбу против коррупции и воссоздание реальной экономики, работающей на улучшение жизни всего общества. А кто должен организовывать и контролировать проведение этой борьбы?

У президента Бакиева весьма своеобразное понимание борьбы с коррупцией и улучшения уровня жизни людей. При нынешней обстановке он многократно заявлял, что благодаря успешной борьбе с коррупцией фискальными органами увеличены доходные поступления в бюджет на сотни миллионов сомов, что дало возможность президенту подписать несколько указов об увеличении заработной платы различным категориям бюджетных работников социальных отраслей. Такие заявления вызывают у людей, мягко говоря, недоумение и неверие.

Во-первых, вокруг фискальных органов крутятся миллиарды сомов «грязных» коррупционных денег, и вовсе не в результате борьбы с коррупцией, а в результате торга и взаимного согласия о безопасной судьбе этих миллиардов в теневой экономике, фискальными органами увеличены на небольшую компромиссную сумму доходные поступления в казну страны. Эта подачка коррупционеров показана как результат борьбы с коррупцией, хотя изъятие по согласованию в казну части коррупционных денег означает сотрудничество с коррупционерами, а не борьбу с ними.

Во-вторых, в результате принятых после прихода к власти нынешним президентом указов, которыми он гордится, был повышен уровень заработной платы работников социальной сферы на 20-30 %, но как это стыкуется с тем, что инфляция за этот же период, особенно существенное увеличение цен на продукты повседневного потребления, кратно перекрыло доходы, полученные от увеличения зарплаты. Очевидно, что реальные доходы населения за период после прихода к власти нынешних руководителей страны заметно снизились, что вовсе не дает оснований говорить об улучшении жизненных условий простых людей. Когда речь идет, таким образом, о дальнейшем обнищании основной массы населения, любая хорошая мина властей при плохой игре воспринимается по меньшей мере как неуважение к народу, а привязка сомнительных успехов к борьбе с коррупцией – по меньшей мере как отсутствие этой борьбы как таковой.

В-третьих, когда речь идет о борьбе с коррупцией, представляется, что должны быть хотя бы приняты жесткие административные или карательные меры против коррупционеров всех уровней управления, а не только рядовых чиновников. Не может быть искоренения причин и источников коррупции при ощущении полной ее безнаказанности для наиболее влиятельных чиновников. Факты принятия мер только против отдельных рядовых работников фискальных и правоохранительных органов сегодня воспринимаются простыми людьми, с одной стороны, как государственная пропаганда мнимых успехов в борьбе с коррупцией, а с другой стороны, как месть руководителей этих работников за то, что они недостаточно делились с ними «заработанными» коррупционными деньгами.

Почти не осталось у нас прекраснодушных сограждан, которые не верят, что еще со времен прежнего президента Акаева в нашей стране коррупцией пронизаны все государственные структуры и все ступени иерархии власти – начиная от рядового госчиновника и далее вверх по лестнице до вершины пирамиды власти, как говорится, «от первого до седьмого этажа Белого Дома включительно». Вспоминаются рассказы о доверенных людях – «кошельках» президента Акаева, имена некоторых даже открыто назывались в СМИ. Коррумпированность бывшего президента, его семьи и окружения после их бегства признают и осуждают все, в том числе сама нынешняя власть. Наверное, нынешние чиновники, многие из которых корнями из акаевской системы, точно знают и могут при необходимости засвидетельствовать все факты тогдашней коррупции (уже неопасно). Но воспоминания о «тогдашней» коррупции вовсе не отменяют все «прелести» коррупции сегодняшней. Обе эти коррупции сохранили преемственность, одна переродилась в другую, да и как могло быть иначе, если революции в ее классическом понимании так и не произошло? В конце концов, что это за революция, когда революционный президент страны при бывшем коррумпированном президенте занимал высокие должности губернатора и премьер-министра? Наивно было ожидать, чтобы наши люди не задались вопросом: можно ли было оставаться вне системы тогдашней коррупции, достигая столь высоких постов?

Судя по неоднократным публичным выступлениям, президент Бакиев признает коррупцию только на невысоких уровнях управления или, иными словами, на нижних этажах Белого Дома. Соответственно, там он и предполагает вести беспощадную борьбу против коррупции. Осознает ли президент, что такая показательная борьба абсолютно бесполезна? Все чиновники по всей иерархии традиционно стараются равняться на своих вышестоящих («вышесидящих») начальников – и, конечно, в первую очередь в коррупционных делах и привилегиях. Мы же восточная страна, и у нас, как говорится, дурной пример очень заразителен. Если на седьмом этаже Белого Дома все были бы честны и чисты, то и на более низких этажах коррупция не выжила бы. Равняться было бы не на кого, коррупционер стал бы выделяться, компрометировать своих морально стойких руководителей и становиться легкой мишенью для разоблачения и наказания. Поэтому борьба против коррупции ведется сверху вниз, это единственный путь успешной организации борьбы с нею. И у этой борьбы есть шанс быть успешной лишь тогда, когда она организована и контролируется человеком на самой вершине власти – президентом, признанным народом как самый честный и чистый человек в стране. Иначе какое он будет иметь моральное право требовать от других быть честным и чистым?

Почему-то нынешний президент не торопится создать действенный механизм борьбы с тотальной коррупцией в стране, организовать и жестко контролировать его. Заинтересован ли он в этом и есть ли у него политическая воля? Верит ли сам президент в то, что народ полностью ему доверяет как самому честному и чистому человеку в государстве? Нашим гражданам неоднократно приходилось слушать его голословные оправдания или отрицания финансовых нарушений со стороны близких родственников и окружения. Судя по сообщениям в СМИ, имеются даже вполне обоснованные факты и соответствующие документальные их подтверждения. Например, сколько раз нам приходилось слышать от самого президента, что его сын Максим успешно занимался и занимается своим бизнесом. На запрос депутатской комиссии министр юстиции Марат Кайыпов прислал ответ, где сообщается о трех фирмах, даты их регистрации и доля сына президента в каждой из них. Потом поступила дополнительная информация о четвертой фирме Максима Бакиева, о которой Минюст или забыл, или умышленно промолчал. Этот факт примечателен тем, что министерство находится в прямом подчинении президента. Более того, руководитель республиканской налоговой инспекции официально информирует, что в стране нет данных об уплате Максимом Бакиевым хотя бы тыйына налога. Молчание президента в такой ситуации выглядит, мягко говоря, странным...

Никто не смеет утверждать, что кто-либо конкретно, в том числе и нынешний президент, коррумпирован, пока по закону не доказана его вина. Все должно быть по закону. Кто ловит по закону коррупционеров? Работники тех государственных органов, которые сами, по всеобщему мнению, сегодня выше головы замешаны в коррупции. Руководители этих органов назначаются и увольняются президентом и его влиятельным окружением. Что должны думать простые люди о перспективах борьбы с коррупцией при нынешней власти?

       

      продолжение >>>

 


 


 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz