Касым Исаев
  Персональная страница Касыма Исаева

ОГЛАВЛЕНИЕ:
 
«ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ»,
или ЛИЦО КЫРГЫЗСКОЙ ВЛАСТИ ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА
   
(продолжение)

© 2006-2011, Касым Исаев

Presented by Bekasov.ru

 

 

 

7. СУВЕРЕННЫЙ ГОСКОМИНВЕСТ

Указом президента Кыргызстана от 27 июля 1992 года была образована Государственная комиссия Республики Кыргызстан по иностранным инвестициям и экономической помощи (Госкоминвест) в составе: председателя комиссии – Президента Республики, заместителя Председателя – Премьер-министра, членов Комиссии: вице-премьеров, председателя Нацбанка, нескольких министров. При этом по сути коллегиальном органе, работающем на общественных началах, была создана в качестве исполнительного органа Гендирекция во главе с гендиректором. В 1992 году гендиректором Госкоминвеста был назначен бывший управделами горисполкома, историк, тогдашний руководитель Аппарата Президента Эднан Карабаев.

На Гендирекцию указом президента было возложено: подготовка предложений по распределению иностранных инвестиций и экономической помощи; организация работы по проведению экспертизы иностранных инвестиционных проектов; координация работы по реализации кредитов, контроль за ведением внешнего долга и обеспечением своевременных выплат по нему; выдача лицензий иностранным инвесторам; учет и регистрация всех предпринимателей, осуществляющих коммерческую деятельность с привлечением иностранных инвестиций; организация и проведение международных тендеров и конкурсов по освоению месторождений природных ресурсов (недр), строительству объектов и сооружений; подготовка предложений относительно предоставления гарантий иностранным инвесторам от имени республики, в том числе о залоге прав на природные ресурсы; приглашение на работу в качестве консультантов и экспертов зарубежных и отечественных специалистов на контрактной основе и другие.

Все эти права были даны по сути в единоличный операционный контроль гендиректора Госкоминвеста. Неудивительно, что эта должность с такой концентрацией полномочий сразу была признана средоточием коррупции. Ранее я приводил текст соглашения, подписанного 1 июня 1992 года тогдашним руководителем Аппарата Президента Карабаевым с американской юридической фирмой о предоставлении в залог золотых запасов страны для якобы обеспечения привлечения этой фирмой иностранных инвестиций в сумме до 2 млрд. долларов США, о выплате в качестве задатка 5 млн. рублей и о компенсации командировочных расходов. Пример превышения полномочий налицо. Хотя тому же гендиректору Госкоминвеста (им позже стал как раз Карабаев) указом президента предоставлялось право лишь готовить предложения, например, о том же самом залоге прав на природные ресурсы, а не подписывать сами залоговые соглашения, влияние неподотчетного правительству гендиректора трудно переоценить.

Следующий указ президента от 9 февраля 1993 года был посвящен утверждению Положения о Госкоминвесте. Дальнейшая практика работы с иностранными инвестициями и экономической помощью наглядно продемонстрировала, что Положение о Госкоминвесте было написано исключительно под Аскара Сарыгулова, тогдашнего гендиректора Госкоминвеста. Хотя, по данному указу, председателем Госкоминвеста номинально является премьер-министр, а не, как прежде, президент, зато одним из зампредседателя является уже гендиректор. Все остальные права гендиректора остались и даже расширились.

Приведу для ясности несколько пунктов указанного Положения:

«...14. Контроль за деятельностью Генеральной дирекции Госкоминвеста, включая проверку финансово-хозяйственной дисциплины, осуществляется по поручению Президента Республики Кыргызстан.

15. Генеральная дирекция Госкоминвеста возглавляется Генеральным директором, назначаемым Президентом РК.

16. Структура Генеральной дирекции Госкоминвеста РК утверждается Генеральным директором в пределах выделенных Правительством РК Генеральной дирекции штата сотрудников и средств на их содержание...»

Трудно не обратить внимание на отсутствие у правительства полномочий в пунктах 14 и 15, но на наличие организационных обязанностей в пункте 16. Это Положение по сути закрепило суверенитет Госкоминвеста по отношению к правительству и прямую подконтрольность Гендирекции лично президенту страны.

Вряд ли кто помнит, как в апреле 1995 года, при формировании очередного правительства во главе с тем же Апасом Джумагуловым, по представленным президентом кандидатурам на должность министра сельского хозяйства Бекболота Талгарбекова и на должность министра финансов Кемелбека Нанаева депутаты дали «за», если мне память не изменяет, только 9 и 13 голосов соответственно. Обиженный за своих незаменимых людей президент Акаев заупрямился и продержал их в качестве «исполняющих обязанности министра» до следующей смены правительства. (Кстати, история повторяется. В 2005 году, когда парламентарии «провалили» Данияра Усенова, претендовавшего на должность вице-премьера, президент Бакиев назначил своего незаменимого популиста и.о. первого вице-премьера. Без сомнения, нынешний президент решил доказать, что он характером не слабее прежнего.)

Тогда же произошло событие, которое, по моему мнению, имело немаловажное значение для работы правительства страны. Решался вопрос, кто дальше будет управлять иностранными инвестициями (кое-кто сказал бы – коррупцией) в верхних эшелонах власти. Народные избранники стали настаивать, чтобы президент Акаев, наконец, включил в состав правительства Кыргызтелерадио и Госкоминвест, руководители которых при назначении должны обязательно согласовываться с парламентом – Жогорку Кенешом. Перед ними эмоционально выступил президент в том духе, что в такой стране, как Франция, имеется всего 26 министерств и недопустимо, чтобы в такой маленькой стране, как Кыргызстан, было больше министерств, чем во Франции. После этого содержательного спича он покинул зал заседания Жогорку Кенеша. Очевидно, что президент ни в коем случае не хотел ни с кем делить ключевые экономические и политические рычаги управления страной.

Что предприняли полномочные представители народа в ответ на такой жест со стороны президента? Как говорится, «нашли топор под лавкой». 20 апреля 1995 года они приняли постановление Совместного заседания Законодательного собрания и Собрания народных представителей Жогорку Кенеша с поручением премьер-министру Джумагулову внести президенту предложение о включении Госкоминвеста в структуру правительства. Таким образом, роль «топора» досталась Апасу Джумагулову, которого президент ценил прежде всего за лояльность и, наверное, поэтому позволил дольше всех возглавлять правительство.

Конечно, руководитель аппарата правительства Орозмат Абдыкалыков направил мне на исполнение сие игровое творение парламента. Итак, президент публично отказал парламенту включить Госкоминвест в структуру правительства. Что делать «бечара» (бедному) премьер-министру?

Надо было как-то помочь своему шефу выйти из положения. Еще раз тщательно изучив все решения по Госкоминвесту, я пошел к Абдыкалыкову и доложил свои предложения. Он одобрил и дал добро на подготовку проектов писем.

– А вдруг Апас Джумагулович побоится президента и не подпишет? – прямо спросил я. – Ведь для него тогда я буду крайним.

– Не беспокойтесь, постараюсь уговорить его подписать.

Таким образом, по согласованию с руководителем аппарата правительства я подготовил проекты документов по исполнению поручения парламента от 20 апреля 1995 года.

Во-первых, подготовил проект ответа за подписью президента Акаева председателю (торага) Законодательного собрания Жогорку Кенеша Мукару Чолпонбаеву и председателю (торага) Собрания народных представителей Жогорку Кенеша Алмамбету Матубраимову, где тщательно «обосновывал» сохранение нынешнего статуса Госкоминвеста как высококомпетентного коллективного органа во главе с премьер-министром. (Такое письмо, написанное, чтобы просто выйти из ложного положения, в советское время в шутку называли «госплановским ответом».)

Во-вторых, подготовил проект сопроводительного письма президенту за подписью премьер-министра Джумагулова о направлении ему на подпись проектов ответа руководителям палат парламента. Зная «бойцовские качества» своего шефа, очень дипломатично добавил в письме:

«Одновременно, в целях более тесного и эффективного взаимодействия правительственных и иных структур, с одной стороны, и Генеральной дирекции Госкоминвеста, с другой, в работе по привлечению и использованию иностранных инвестиций и экономической помощи, а также контролю за их использованием, считал бы целесообразным внести поправки в Положение о Госкоминвесте в части деятельности Гендирекции, имея в виду, что порядок ее деятельности определяется и регулируется Правительством КР. При Вашем согласии Правительство представит соответствующие предложения по внесению поправок в Положение о Госкоминвесте.»

Если честно, я переживал – подпишет или нет? И – о чудо! На следующий день Абдыкалыков позвонил мне и сообщил, что Джумагулов завизировал проекты писем Акаева, подписал сопроводительное письмо и улетел в Париж, чтобы представить отчет финансовым донорам и защищать кредит на следующий год.

Через несколько дней Абдыкалыков попросил узнать в администрации президента о судьбе наших документов. Я позвонил завотделом экономической политики Батырбеку Давлесову. Он заявил, что эти документы на исполнении у Уркалыя Исаева – эксперта, недавно перешедшего в администрацию президента из Гендирекции Госкоминвеста. Вот тогда я и сказал Абдыкалыкову, что все ясно, больше звонить ради заведомо предсказуемого и унизительного ответа не буду.

Через несколько дней Абдыкалыков передал, что Джумагулов переехал из Парижа отдыхать в Подмосковье, в известный санаторий «Барвиха», и у него настроение очень плохое. Я понял, что это значит. Наверное, президент «выразил неудовольствие» премьеру изложенным рацпредложением в отношении Госкоминвеста. Я своей инициативой окончательно нажил врага в лице своего шефа.

Когда вернулся Джумагулов, сразу убедился, что был прав. При встрече и разговоре со мной он был недоволен и не скрывал раздражения тем, как я его подвел своим «требованием» от президента дать право правительству решать реальные инвестиционные вопросы в интересах народа. Видимо, без этого права премьер-министру жилось спокойнее и лучше. (Впоследствии люди, хорошо знающие Джумагулова, отмечали, что это был, пожалуй, единственный случай, когда – пусть и с моей незваной помощью – Апас Джумагулович высказал свою особую принципиальную позицию вышестоящему начальнику – президенту.)

Это была явная победа гендирекции Госкоминвеста над правительством. В связи с этим почему-то вспомнил, как тогда прочитал в газете «Вечерний Бишкек», что Аскара Сарыгулова называли «мистер Сарыгулов плюс 10 процентов». Сами решайте, что значит это прозвище.

продолжение >>>

 


 


 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz